Дорогой сердцу подарок

alt=Лепельцы — незнакомое слово? Да, не все в городе Череповце и районе знают его. Так называли, да и поныне называют себя выпускники Лепельского пехотного училища. Оно появилось в Череповце в мае 1941 года, когда над западными районами страны нависла тень войны. Прибыло к нам вместе с преподавателями, командирами и курсантами, чтобы продолжать готовить пополнение командных кадров армии в более спокойной обстановке, чем та, которая складывалась в Белоруссии.

Перебазировка училища была проведена своевременно. В августе 1941 года это военное учебное заведение отправляло на фронт молодых офицеров досрочного выпуска.

Мой рассказ пойдет о выпускниках третьего взвода первой роты, которым командовал комсомолец Николай Петрович Дмитриев. Собственно, и сам командир был немного старше курсантов. Лишь в феврале 1940 года он окончил Рязанское пехотное училище имени Ворошилова и был направлен в Лепель. Было тогда командиру взвода 20 лет.

По случаю присвоения выпускникам первых офицерских званий состоялся торжественный обед. Дмитриеву было приятно видеть, что ребята из его взвода держатся вместе, что искренне грустят перед разлукой. Значит, сумел он сдружить их, слить вединую воинскую семью.

Когда закончилась торжественная часть, к Дмитриеву, сидевшему за столом для командного состава, подошел помкомвзвода Кемпистый исказал:

- Я к вам, товарищ лейтенант, по поручению ребят. Вы сумели сделать из нас офицеров. Уверен, что неплохих. Вы многому научили нас. Так что бить фашистов мы умеем. А о желании и говорить нечего. Наверняка кое-кто из нас не доживет до Победы. А здесь мы будем, как сегодня, всегда вместе.

И Кемпистый поставил на стол перед Дмитриевым новенький патефон, на крышке которого были приклеены фотографии курсантов всего взвода.

- Это вам, товарищ лейтенант, подарок от офицеров первого военного выпуска. Заводите иногда музыку и вспоминайте нас.

Он покрутил ручку, диск завертелся, и над столом полились звуки вальса «Память цветов».

И сейчас этот патефон хранится в семье Дмитриева. Николай Петрович не забыл наказа своих воспитанников. Время от времени он заводит патефон и слушает вальсы. С крышки глядят на него молодые офицеры, многим из которых не довелось вернуться с войны.

А с одним из них, бывшим командиром отделения, отличником учебы Евгением Бугроцевичем, Николаю Петровичу пришлось свидеться недавно при довольно интересных обстоятельствах.

Но прежде вернемся в август 1941 года. Перед отправкой на фронт Бугроцевич забежал на квартиру Дмитриева.

- Товарищ лейтенант, — сказал он, — я скорее не к вам, а к вашей жене - Марии Акимовне.

Он помялся немного и вынул из кармана фотокарточку.

- Сберечь бы ее надо. Нам с вами этого не сделать. Я вот уже поехал на фронт...

На фотокарточке была запечатлена группа учащихся педагогического училища. В центре сидела миловидная девушка.

- Евой ее зовут, — пояснил Евгений. — И стихотворение, что на оборотной стороне снимка, ей посвящается. Сам сочинил.

Мария Акимовна взяла снимок и ответила коротко:

- Сохраню. Только уж вы сами за ним возвращайтесь.

- Буду стараться, — пообещал Бугроцевич.

В марте 1943 года была сформирована 164 Вологодская пролетарская бригада. Лейтенант Дмитриев и с ним 12 молодых офицеров-выпускников ушли на пополнение бригады. Вскоре бригада отправилась на Западный фронт. Дмитриев воевал смело. За освобождение г. Ельнибыл награжден орденом Красной Звезды. За взятие Витебска в 1944 году его наградили орденом Отечественной войны II степени. В декабре 1945 года вернулся в Череповец в чине майора и ушел в запас. Работал на стройке ЧМС. В последнее время работает начальником отдела труда и зарплаты в тресте «Череповецсельстрой».

Перебирая фотографии военных лет, не раз вспоминал он Евгения Бугроцевича и, обращаясь к жене, говорил:

- Что-то не едет он за снимком. Погиб, наверное, или какие другие обстоятельства удерживают.

- Попробуй, поищи.

Тогда-то и написал Николай Петрович письмо в ЦК комсомола Белоруссии. Оно начиналось словами: «Был уменя во взводе курсант из Белоруссии, очень хороший парень, отличный комсомолец...». Письмо было опубликовано в республиканской газете под рубрикой «Отзовись, товарищ!». На него откликнулись все обкомы комсомола Белоруссии.

Но ответы их были не радостными: «Бугроцевич в нашей области не проживает. Сведений о нем не имеем». Поступали к Дмитриеву и письма от читателей. Особенно ценными были два. В одном говорилось: «На снимке Сеня Бугроцевич, мы с ним учились в одном педучилище». В другом имя Бугроцевича называлось уже правильно и автор утверждал: «Я встречал Женю Бугроцевича в Могилеве после войны».

Значит, жив. Но где его искать? Прошло два месяца.

7 мая этого года Дмитриев получил телеграмму: «Выезжаю Ленинграда. Евгений Бугроцевич».

Оказывается, заметку в республиканской газете прочитал племянник Бугроцевича и написал Евгению Семеновичу в Новгород, где тот сейчас живет, письмо. Бугроцевич обратился в редакцию и попросил назвать адрес разыскивающего. Он знал, что и Дмитриев, и его жена — смоленские. Никак не ожидал,что они по-прежнему живут в Череповце.

В этом, собственно, и была одна из причин, объясняющих стойкое молчание Бугроцевича. А вторая, самая главная, заключалась в том, что все, кто запечатлен на фотографии, за исключением самого Евгения Семеновича, погибли в годы воины.

Бугроцевич сразу узнал Дмитриева. А вот Николай Петрович своего бывшего командира отделения, если бы он встретился случайно на улице, пожалуй, не узнал бы. Крепко помяла война, хоть и воевать Евгению Семеновичу пришлось совсем немного. В 1942 году на Смоленщине Бугроцевич был ранен. Долго лежал в госпиталях. Выписали инвалидом. Но Евгений Семенович научился ходить на протезе так,что о нем было трудно и догадаться. Тренировался до седьмого пота. Сумел усыпить бдительность медицинской комиссии. Его зачислили в кадры армии. Правда, в документе было сказано: «Годен для службы в тылу фронта».

Однако, как он ни скрывал, до командования дошли слухи, что новый офицер ходит на протезе. Была назначена повторная комиссия, и Бугроцевича уволили из армии. Он окончил юридический институт и получил направление на работу в органы Госбезопасности. На пенсию ушел в звании капитана.

И вот он стоит перед Марией Акимовной:

- Вы просили сохранить фотокарточку, — говорит она. — Я выполнила просьбу.

Евгений Семенович взял снимок в руки и тяжело вздохнул.

- Ева была партизанкой. Честно и умело воевала. При выполнении одного из заданий погибла.

Он бережно взял фотокарточку, с дрожью в голосе произнес:

- Спасибо.

В. Мельник, гвардии майор запаса, бывший парторг батальона курсантов Лепельского пехотного училища.

На снимке: супруги Дмитриевы с патефоном, который подарили курсанты 40 лет тому назад.

Фото автора.

Источник: Сельская новь. – 1981. – 29 октября (№129). – С.3.