Энциклопедия Череповца / Религия / Монастыри / Леушино – 400-летию Дома Романовых

Леушино – 400-летию Дома Романовых

alt=Леушинский Иоанно-Предтеченский первоклассный женский монастырь находился в 40 км. от Череповца вниз по Шексне. Добраться до него можно было водным путём до пристани Борки, а далее ещё 10 километров дорога проходила через леса и болота.

Леушино было большой деревней с четырьмя улицами, ближайшая церковь находилась за 7 км. Когда поместье здесь купила семья из Ярославля, то новая хозяйка Глафира Каргопольцева решила построить рядом сначала часовенку, а потом и храм. Для осуществления своей мечты она на лодке отправилась до Санкт-Петербурга, чтобы найти благодетелей. Её хлопотами вблизи поместья была построена  часовня, и храм Иоанна Предтечи.  В этот храм петербургский купец Медведев, который был родом из этих мест, подарил икону Похвалы Богородицы.

Однажды Леушино посетила монахиня Софийского монастыря из города Рыбинска матушка Сергия, родина её находилась в десятке километров от Леушино, в селе  Щетинское. Матушке понравился новый храм, икона Похвалы Богородицы,  гостеприимная хозяйка, и у неё возникла мысль, что неплохо было бы устроить женскую обитель в этом уединённом месте. Получив благословение у священноначалия, она взялась за дело и обитель начала своё существование. Трудности, конечно, встречались на каждом шагу, и дальнейшая жизнь из-за тяжбы по земельным вопросам со временем стала сходить на нет. За короткое время сменились три настоятельницы. Тогда митрополит Новгородский Исидор возводит в сан игумении монахиню Таисию (Солопову) и направляет её в Леушино со словами: «Если ещё и ты не сможешь там поправить дела, то я обитель закрою».

Монахиня Таисия (в миру Мария Васильевна Солопова) была из дворянской семьи. Получив образование в Павловском институте благородных девиц Санкт-Петербурга, выбрала путь служения Богу. До назначения настоятельницей в Леушинскую обитель, уже имела опыт монашеской жизни в монастырях Новгорода и Тихвина: выполняла послушание учительницы в школах для приходских детей, была и письмоводительницей, и казначеей.

С её настоятельством в общине жизнь сестёр стала меняться к лучшему. Таисия поставила для себя цель, чтобы обитель со временем получила статус монастыря. Преодолевая большие трудности, разногласия в земельных вопросах, труды игумении увенчались успехом, и через 10 лет обитель стала называться Леушинский Иоанно-Предтеченский женский монастырь. Позднее в завещании игуменьи Таисии читаем слова: «……не погрешу, сказав, что все храмы обители, все подворья её и здания пропитаны обильно слезами моими». При монастыре работали художественная и золотошвейная мастерские, была своя пасека, приносившая немалый доход.

Монастырь стал не только примером духовного делания, но и центром просвещения. Учебное заведение в стенах монастыря выпускало учительниц для приходских школ. Благодаря грамотности, высокой культуре и глубокой вере в Божественные силы, игуменья Таисия добилась, что монастырь приобрёл статус первоклассного. В нём подвизалось до 700 насельниц, а это требовало большие организаторские способности от руководителя. Матушка Таисия помогала возродиться 10 обителям в разных уголках северного края: монастырям Парфёновскому и Ферапонтову, Черноезерской пустыни, Ваулову в Ярославской губернии и др. Построила свои подворья в Санкт-Петербурге, Рыбинске и Череповце. Она оставила после себя духовное наследие в виде стихов и прозы.

Приёмы у царя. Два письма матушки.

За великие труды для Леушинских училищ игумения Таисия Святейшим Синодом была утверждена в должности «Почётной попечительницы Леушинской женской школы и состоящей при ней двуклассной школы, а также одноклассной церковно-приходской школы». В первую половину своей деятельности в Леушине матушка Таисия получила все доступные для игумении награды, а именно: золотой крест от Святейшего Синода (1889 г.), золотой крест с украшениями от Кабинета Его Величества (1892 г.) и два благословения от Святейшего Синода (1897 и 1902 года). Во вторую половину своего служения матушка имела счастье 7 раз представляться  Их Императорским  Величествам и удостоилась Высочайшей награды – портрета  Государя Императора Николая  Второго с его собственноручной подписью (1911 г.) и в 1913 году Высочайшего подарка – чёток аметистовых в золотой оправе.

О двух встречах у царя матушка Таисия упоминает в письмах к Новгородскому Владыке Арсению.

В 1912 году она пишет: «С благословения Вашего я упоминала Его Величеству о Черноезерской возрождающейся пустыни и то потому, что пришлось к слову, когда Он , любуясь книгою о Ферапонтовом монастыре, спросил меня: «Это уже последний монастырь, который Вы восстановили?» <….> я и ответила, что уже после того, только в прошлом году мне поручил наш Архиепископ Арсений восстановить эту пустынь с миссионерской целью, среди раскольнических скитов, изобилующих в той местности. На это Он сказал: «Это тоже великое дело, и стал расспрашивать меня о Черноезерье. И далее: «Приняли они меня, как родную, и я удостоилась сидеть между Царём и Царицей <….>  Когда я сказала после произнесения стихов, что не высказать никакими словами ту полноту чувств, которая полняет (так!) мою душу, т.е. чувств  преданности, любви, что они не поддаются выражению, то он ответил: «Вы, Матушка, уже доказали и доказываете своим усердием и ревностию по Бозе на пользу Св(ятой) Церкви – это лучшее доказательство преданности, и для Нас не может быть ничто дороже этого: если бы каждый относился к порученному ему делу с таким усердием, то хорошо было бы».

В письме от 4 августа 1913 года игумения Таисия описывает еще один царский прием. Эту незабываемую встречу разделили вместе с ней 10 сестер Леушинского монастыря, которые участвовали в вышивании Стяга  для Наследника – Цесаревича Алексия. Для встречи на петербургское Леушинское подворье были поданы придворные кареты, которые доставили игумению Таисию с сестрами на Балтийский вокзал. У поезда в Петергофе их вновь встретили кареты и отвезли в собственный дворец Её Величества – «Александрию». Вышитое знамя везли на отдельной платформе.

Во дворце посетителей приняли наверху, куда матушку Таисию подняли на лифте.

«Скоро вошла Императрица, - пишет игумения Таисия, - и сряду же подала мне руку, которую я поцеловала, а Она поцеловала мою и первые слова Ее были: «какая чудесная работа». Сряду же за Ней вошел Государь Император и прежде всего подал мне Свою Царскую десницу, конечно, которую я облобызала, но Он сам-то поцеловал мою, что меня так смутило, что я подумала, не ошиблась ли со слепотою своей и сказала Ему: «Ваше Величество! Это Вы?» Он так ласково улыбнулся и сказал: «Я, Я сам!» Между ними  принесли и Наследника – то же проделалось и с Ним. Император с Императрицей подошли к Стягу, любовались работой, рассматривали, перевертывали его и видимо остались очень довольны. Считая обязанностью сказать что-нибудь вроде речи, я начала читать стихи, которые изволили слышать и Вы, и когда я дошла до слов перехода от обращения к Государю к Наследнику: «Ты, Отрок Царственный, наш Ангел дорогой», оба Они с Государыней прослезились, что заметили все присутствующие. <….> По прочтении стихов я подала Ему «опись Стяга», <…> за которой были положены стихи. Государь сказал: «Вот хорошо, что у Вас написано, вот мы всё на досуге рассмотрим, прочитаем».

- Долго ли шили этот Стяг? – спросил Государь.

- Долго, - отвечала игумения.

- А сколько человек?

- Человек двадцать или более.

 Государыня подошла к сестрам и каждой подавала руку и говорила «спасибо». 

«Всего, Владыко Святый,  - оканчивает письмо Матушка, - не опишешь, но только поразила нас всех простота. Правда говорится пословица: «чем выше, тем проще». Когда уже пришло время -  уходить, Он снова поклонился всем и сказал: «Сердечное Вам спасибо за труды и молитвы», - и видимо был очень тронут. Её Величество стояла рядом со мной и всё усаживала меня на стул, говоря: «ведь Вам трудно стоять», я ответила Ей: «Как я могу сидеть, когда передо мной Царь стоит – Солнышко наше». Наконец, когда мне подали лифт, а я в него вошла, Государыня-голубушка Сама стала поправлять мне одежду, чтобы не прищемилась она, а Государь стоял и все время провожал глазами уходивших сестер».

Трудами игуменьи Таисии в центре Череповца (на углу нынешних улиц Ленина и Луначарского) поднялось Леушинское подворье с храмом Сретения Господня. На перроне железнодорожного вокзала она  построила каменную часовню Святителя Николая, которая и сейчас действует после восстановления. Часовню строили на монастырские средства. Мысль о постройке часовни и посвящении её святителю Николаю - покровителю путешествующих - давно занимала игумению Таисию, о чём она упоминает в своём дневнике. Свято-Николаевская часовня сооружена в 1904 году.

Но и на этом матушка Таисия не останавливается. Празднование в 1913 году 300-летия царствования Дома Романовых привело настоятельницу Леушинского монастыря к мысли устроить на станции Череповец храм во имя Святителя Николая, Небесного покровителя Государя Императора Николая Александровича. Нашлись благодетели, которые помогли игумении Таисии построить просторный деревянный храм, пожертвовали множество облачений и богослужебных сосудов. Император Николай II лично пожертвовал ценные хоругви. Сама матушка игуменья сшила облачение для духовенства с инициалами «Н II», в память празднуемого юбилея. Освящение храма было назначено на 18 октября 1914 года, на день Ангела Наследника Цесаревича Алексея Николаевича. Совершал чин освящения архиепископ Новгородский и Старорусский Арсений.

Череповчане старшего поколения знают это здание, как клуб железнодорожников.

В нашем городе и его окрестностях известны имена учительниц, получивших образование при Леушинском монастыре (из моих источников): Лохичева Анна Николаевна, Зайцева Евгения Ивановна - мать заслуженной учительницы РСФСР Медынской Зои Сергеевны; мать директора Мяксинской средней школы в годы ВОВ Проничевой Маргариты Николаевны. (Попова З. В., Гусева Е. М., её две старшие сестры Апполинария Михайловна и Нина Михайловна, первая проработала в школе 45 лет, другая - 42 года).

Дочь череповецкого купца Степана Демидова Анна, окончив Леушинскую школу и проявив способности к рукоделию, была направлена на учёбу в Ярославское художественное училище, откуда царица Александра Фёдоровна взяла её для воспитания своих дочерей. Впоследствии Демидовым был присвоен дворянский титул. Последний раз Анна приезжала в Череповец в 1907 году на свадьбу сестры Елизаветы. Очевидцы рассказывали: «Однажды Анна въезжала в город в золочёной карете, и по обеим сторонам главной улицы стоял народ».

В 1918 г. Анна Демидова разделила участь царской семьи в Ипатьевском доме под Екатеринбургом, хотя имела возможность избежать мученической расправы. Два дома Демидовых на Советском проспекте под номерами 28 и 31 ждут внимания историков.

Игумения Таисия - духовная дочь святого праведного Иоанна Кронштадтского. Игуменья Таисия пользовалась особенным доверием великого русского святого 20 в. – Иоанна Кронштадтского, он считал её своей духовной дочерью. Проезжая ежегодно на пароходе к себе на родину в Суру Архангельской губернии, он навещал Леушинский монастырь. По его благословению выросло Леушинское подворье в Санкт-Петербурге. Отец Иоанн часто там служил Литургию. «Легко и служится в храме твоём», - говаривал он матушке.

Преставилась игуменья Таисия (2-го по старому стилю) 15 января 1915 г. и была похоронена в главном соборе Леушинского монастыря - соборе Похвалы Богородицы. Преемницей матушки Таисии стала игумения Агния, ближайшая её помощница. Она приняла венец мученицы в страшный 1938 год.

Но на этом история о Таисии не заканчивается, т.к. судьбу Леушинского монастыря дальше вершило время. В тридцатые годы святую обитель закрыли. В 1941 г. начинается затопление местности, расположенной в русле реки Шексны. Под воду уходят православные святыни, сёла, деревни, город Молога. Через 7 лет на их месте бушует стихия рукотворного Рыбинского водохранилища. В конце каждого лета море мелеет, и посреди водной равнины открываются скорбные останки когда-то первоклассного Леушинского монастыря.

Использованная литература:

  1. Сочинения игумении Таисии (Солоповой). Москва. Издательский центр «Вентана-Граф»,2006 г.
  2. Журнал «Благовестник», № 1-3 за 2005 год. «неопубликованные письма игумении Леушинского монастыря Таисии (Солоповой)».
  3. Фильм В. Леонтьева «Презентация фотографий С.М.Прокудина-Горского».

Климина Ида Александровна

Фото С. М. Прокудина-Горского, 1909 год.

На карте