Андрею Геннадьевичу Широглазову - 50 лет

2016-05-21

«Окромя стихов и песен/ я ничем не интересен./ Но за песни и стихи/ бог простит мои грехи», - сказал череповецкий поэт-бард Андрей Геннадьевич Широглазов, которому 22 мая исполняется 50 лет.

«На себя не лгу специально,/ но открою вам секрет:/ я опасен социально,/ потому что я – поэт!»

Иронично, но гордо …

Но о поэзии – без иронии, о поэзии, скорее, с надрывом.

«В любых краях. Везде./ Всегда./ В спокойный  век и время рецидива/ Поэзия – дорога в никуда/ По краешку смертельного обрыва», («Поэзия») Или так: «Не завидуйте мне, не надо:/ зависть – очень плохое чувство./ А поэзия - не награда,/ и, тем более, - не искусство./ это джин в коньячной бутылке/ и пожизненный лагерный срок./ Это дикая боль в затылке/ за двенадцать удачных строк.»  («Баллада о тринадцатой строчке»)

А суть поэтического творчества, по мнению Андрея Широглазова, «в создании иных миров. И каждая строка – кирпичик в их основании». Поэт – тот, кто соприкоснулся «с магией Слова», кто смог «Раздвинуть границы обыденности». «И пока не иссякла в людях поэтическая жилка, стоять этой нации на подмостках истории с гордо поднятой головой».

Это строки из статьи Андрея Широглазова «Русский космос. До востребования», предваряющей его сборник «Письмо из города Ч.» (Череповец: Порт-Апрель, 2005).

Книга разделена на девять частей, каждая из которых имеет свое название.

Часть 1 – это «Письма о вечном (на круги своя)»

Ряд стихотворений ее посвящен родословной поэта.

«Мне 36. Я мастодонт, легенда, корифей,/ но мимо станции Зима я проезжаю, плача:/ здесь был расстрелян прадед мой - / Таюрский Тимофей, и все регалии мои тут ничего не значат.»  («Посвящение предкам»)

Горькие строки, и сколько же соотечественников могут адресовать их себе! Такова история наша, замешенная на слезах и крови человеческой.

Наши предки – всегда с нами, даже если их уже нет в живых, и обязательно у каждого бывает в жизни такой момент, когда ощущается эта невидимая связь.

«Могилы предков заросли высокою травой,/ мне с Вологодчины до них никак не дотянуться./ Не ждет меня моя родня – я для нее чужой./ Ну как я мог с роднею так/ в пространстве разминуться?/ О Боже мой, я за собой не сжег своих мостов./ Не покидайте же меня, прошу вас, Бога ради,/ Макар Попов, Лука Попов и Африкан Попов, и Широглазовы, - / Иван, Маркел, Трофим, Геннадий!» («Посвящение предкам»)

Часть 3-я сборника озаглавлена так же, как и книга в целом –«Письмо из города Ч. (Монолог сталкера)». Каждое из стихотворений ее имеет конкретного адресата.

В «Языке отцов», посвященном «А. Сидорову в Ростов-на-Дону», присутствуют весьма мажорные строки: «А торжествует глупый новояз./ Еще чуть-чуть – и он расправит плечи,/ И будут люди толковать про нас,/ Что говорить нам незачем и нечем./ Давай, мели, Емеля-басурман!/ Что не молоть, пока твоя неделя …/ Нам незачем за словом лезть в карман:/ Оно у нас снаружи и при деле».

Тема языка, слова неоднократно встречается в творчестве Широглазова, а иначе и не может быть: настоящий поэт этим живет, и каждое слово для него – не только средство общения, но и нечто большее, сокровенный смысл которого открывается только Поэту.

Широглазов считает, что «Россию спасет не Запад, не Америка, а осознанное возвращение к собственным корням и, конечно же, родной язык – великий и могучий»…

Стихи Андрея Широглазова, по мнению, например, Александра Кушнера, «достойны внимания», а философ В. Анохин считает Широглазова одним «из талантливейших поэтов России».

Фото с сайта: znainashix.ru