Книга Вадима Дементьева «Вологда и вологжане»

2017-08-31

В 2017 году исполняется 870 лет Вологде; официальной датой основания ее считается 1147 год.

Чтобы понять этот удивительный город, обязательно прочтите книгу Вадима Дементьева «Вологда и вологжане», изданную в Вологде в 2010 году. Автор рассказывает о многом: об улочках и запахах древнего города, об особенностях говора и кулинарии, о детских играх и знаменитых земляках...

Интересно, что символом города, по утверждению писателя, считается береза, песенное дерево. И Вологда похожа на лирическую песню - душевную и спокойную.

Мостовые города с конца 19 века делали булыжными. Автор книги подчеркивает, что в этом отношении «до середины 20 века ничего не менялось». И мощеная мостовая выглядела очень нарядно, «не сравнить с серой массой нынешнего асфальта».

Старая Вологда уникальна деревянной архитектурой жилых двухэтажных домов. Особняк, по форме близкий к кубу, был несколько вытянут; в углу главного фасада обязательно находился балкон.

Еще недавно в начале Благовещенской улицы стояли три таких дома, но один сгорел, «а два других доживают свой век».

Деревянный город уходит в прошлое. И это неизбежно: время берет свое. Постройки из дерева выглядят архаично на фоне современных домов, но есть в них что-то особенно притягательное. Автор приводит по этому поводу интересное сравнение: «Однажды поздним вечером зимой меня поразили деревянные двухэтажные дома на углу Кирова и Мальцева: под темным вологодским небом, сами черные, но с белеющими на крышах снежными шевелюрами, они будто забежали в новый город, как лоси»...

Вологда всегда была хлебосольной, славилась пирогами, в первую очередь - рыбниками: с палтусом, со щукой, со снетком белозерским, с треской, с судаками, с рыбной головизной, с камбалой.

«Хлеб - это тепло, жар солнца. Кисловатый вкус хлеба, если он ржаной, никогда не предается. А рыба - это стужа глубин, холодная кровь, запах сырости. Соединим хлад и пламень, тогда и получим... вологодский рыбник», - рассуждает писатель.

Пекут на земле Вологодской и лепешки с яйцом и сметаной, и пироги с творогом, и пироги с грибами, и ягодники, и рогульки, и рулеты, и плюшки. И всегда готовы ими угостить.

А что такое - вологодский говор? Только ли «оканье»? Нет. «Окают» и владимирцы, и волжане. Особенность вологодской речи - напевность.

Это отметил еще профессор Степан Петрович Шевырев, побывавший в Вологде в 1847 году. Он писал, что речь вологжан отличается «какою-то странною певучестью».

В. Дементьев сравнивает речь земляков с перестуком можжевеловых коклюшек (интересное сравнение!).

Особенный строй вологодского говора нашел отражение в произведениях композитора Валерия Александровича Гаврилина. Очень красиво это определил автор книги: «В произведениях Валерия Гаврилина впервые зазвучала, запела, зазвенела, задышала, даже заплакала и засмеялась наша музыкальная речь».

Говоря о Вологде театральной, В. Дементьев отмечает, что первые спектакли вологжане увидели в 18 веке. Их играли семинаристы.

В начале 19 века театр существовал при мужской гимназии. Официальной же датой основания театра в Вологде считается 1849 год.

1 ноября антрепренер Борис Климович Соловьев дал спектакль «Скопин-Шуйский» по пьесе Нестора Кукольника.

«Пейзаж, меняющий обличье,/ Мне виден весь со стороны/ Во всем таинственном величье/ Своей глубокой старины», - эти строки из стихотворения «Вологодский пейзаж» Николая Рубцова вполне можно адресовать книге Вадима Дементьева «Вологда и вологжане», на страницах которой - и «величье», и «меняющееся обличье» древнего города.